Пример: Автоматизированное рабочее место
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Главная/

Религия /

История Русской Церкви

Документ 1 | Документ 2

←предыдущая  следующая→
1 2 3 4 5 

Православный Свято-Тихоновский

Богословский Институт

IV курс, заочное отделение

Катехизаторский

Факультет

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

Книжная справа в первой половине XVII века и при патриархе Никоне.

Ее влияние на последующие события старообрядческого раскола.

Горбунов Д. А.

 

Москва, 1997 / 1998 г.


ПЛАН

1.   Предпосылки книжной справы

2.   Исправление богослужебных книг в период междупатриаршества.

3.   Книжное дело при патриархах Филарете, Иосафе и Иосифе.

4.   Исправление книг патриархом Никоном.

5.   Реакция духовенства и мирян на обрядовую и книжную реформы.

Проблема правильности и однообразия богослужебных книг во всей её остроте встала перед русской церковью начиная со второй половины XVI века после выхода в свет первых печатных книг. Для их тиражирования необходимо было отобрать рукописные оригиналы с минимальным количеством ошибок и описок. Испорченность большинства богослужебных книг была бесспорным фактом и поэтому уже Стоглавый собор рекомендовал к употреблению и переписыванию только «добрые переводы» [1, c. 114]. Но критерий правильности так и не был найден. Поэтому переписчики и первопечатники выбирали наилучшую копию, исходя из субъективного представления о качестве и авторитетности той или иной книги, иногда сличая её с другими доступными славянскими списками. Вопрос об обращении к греческим оригиналам в первые десятилетия книгопечатания поставлен не был из-за малообразованности духовенства и профессиональных переписчиков, а также вследствие фактического отсутствия школьного образования.

Ещё одним стимулом к скорейшему исправлению церковной и обрядовой жизни была концепция «Москва - III Рим», согласно которой Москва является непосредственной преемницей византийской теократии, а царь российский становится «единым вселенским православным царем всех христиан» [2, c. 121]. Эти горделивые национальные амбиции, вырывавшие Русскую Церковь из соборного единства, смогли вырасти до размеров государственной идеологии вследствии всего хода истории, постепенно подведшей сознание русской интеллектуальной элиты к идее особого мессианского пути русского народа [см. 3, c. 30]. Обострение эсхатологических ожиданий в XVII в., трудности православия в Польше и на Ближнем Востоке, укрепление Российской государственности - все это не могло не укрепить русского человека в убеждении в том, что именно России предстоит спасти христианство и стать вселенским центром мессианского царства. «Не мы ли Израиль истинный, люди христианские?», - писал справщик Печатного Двора Шестак Мартемьянов в трактате о единогласии - острейшем вопросе литургической жизни русской церкви того времени [3, c. 118].

Но ни глубина познания вероучительных истин, ни чистота богослужебной жизни, ни наличие просвещения и культуры не соответствовали государственным претензиям мирового масштаба. В то же время замкнутая провинциальная среда российской глубинки, осознавая себя центром и последним оплотом православия, враждебно относилась к приходящим ученым чужакам [см. 2, c. 121], опасаясь еретических веяний. Так, в диспуте с греческим патриархом Паисием Троицкий монах Арсений Суханов, обвиняя греков во многих «еретических» прегрешениях, утверждает уже непосредственное церковное преемство: «мы веру приняли от Бога, а не от вас и крещение приняли изначала от св. апостола Андрея, а не от вас... Приходил он Черным морем и к нам, и мы от него тогда же приняли крещение, а не от греков» [2, c. 127]. Постановка этих богословских проблем была обусловлена временем. XVI - XVI века - эпоха грандиозных религиозных потрясений в Европе. Тридцатилетняя война, реформация, контрреформация и инквизиция, проникновение в Россию «обновленного» христианства. Всё это не могло не вызвать отзвука в жизни российского государства и Церкви.

Идеология «Москва - III Рим», попав на национальную почву, порождает два типа мировоззрения: первый характеризуется верой в полноту и безукоризненность богословского знания русской церкви и стремлением отгородиться от внешнего мира. Второй тип русского религиозного мировоззрения стремился придать русской церкви вселенское значение и «через сближение в обряде с греками приблизить политическое объединение православных народов под московским царем» [2, c. 124], для этого прежде всего было необходимо поднять на более высокий уровень книжность, школьное образование, упразднить обрядовые разногласия. Примером и образцом для исправления должна была стать греческая церковь. Столкновение приверженцев двух взглядов на место России в мире и истории было неизбежным, и именно оно послужило причиной раскола в русской церкви, страшные последствия которого сказываются и по настоящее время.

Исправление богослужебных книг и церковной обрядности должно было послужить возвышению русской церкви в глазах всего православного мира, признанию Москвы центром православия, о котором пророчествовал старец Филофей: «Два Рима пали, третий - Москва - стоит, а четвертому не быть. Все христианские царства пришли в конец и сошлись в одно царство нашего государя; все христианские царства «потопишася от неверных», только царство одного нашего государя благодатию Христовою стоит» [4