Пример: Автоматизированное рабочее место
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Главная/

Римское право /

Римское право. Обязательство и его виды

←предыдущая  следующая→
1 2 3 4 

 

Понятие обязательства

Определение Институций Юстиниана. В Институциях Юстиниана обязательство определяется следующим образом: «Обязательство - это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства».

В этом определении бросается в глаза обилие синонимов, имею­щих целью выразить скованность, связанность, даже сжатие (adstringere). Мало того, слову "исполнить" соответствует в под­линнике "solvere" - развязать.

Это обстоятельство, в связи со ссылкой данного определения на nostrae civitas iura, дает возможность сделать вывод, что сохра­нившееся в Институциях Юстиниана определение является отголоском старого национально-римского цивильного права. И если на ранних стадиях римского права, по законам XII таблиц, кредитор связывал неоплатного должника реальной веревкой или путами определенного веса (vincit aut nervis aut compedibus XV pondo), то по закону Пе­телия 326 г. до н.э. заточение должника в кандалы было отменено. Реальные оковы подверглись эволюции и в классическом Риме превра­тились в правовые узы - iuris vinculum. Уточенный ум юриста-клас­сика найдет другие, менее архаические и более соответствующие ин­тересы богачей способы обеспечить интересы кредитора.

Определение Павла. Если приведенное определение Институций Юстиниана воскрешает старинное понятие обязательства на ранних стадиях рабовладельческого общества, то ближе придвигает нас к сути дела определение Павла: «Сущность обязательства не в том со­стоит, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим, или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь или сделал или предоставил».

В этом определении проводится размежевание права на вещь и права требовать действия.

Иск на вещь и личный иск. Это традиционное различие права на вещь и, прежде всего, права собственности, с одной стороны, и права требования, с другой стороны, стало твердым приобретением права. С теми же примерами, но в другом плане, в плане поисковой защиты, это разграничение проводится еще раньше Павла Гаем: «Иск на вещь имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что телесная вещь наша или что какое-нибудь право принадлежит нам (например, сервитуты)».

Содержание обязательства. Вторая особенность выше цитирован­ного определения, которое Павел дает обязательству, заключается в том, что у Павла раскрывается понятие содержания обязательства. Оно состоит в том, что обязанное лицо должно dare, facere, praestare: дать, сделать, предоставить. Впрочем, значение слова praestare является спорным; некоторые переводят: praestare – нести ответственность (praes stare). Позднейшее право шло в направлении поисков единого термина, покрывающего классическое триединое dare, facere, praestare. Институции Юстиниана в отрывке, приведенном выше, пользуются выражением solvere – развязать, платить, выпол­нить.

Что понятие содержания обязательства, как dare, facere, praestare было распространенным и ходовым в римском праве, об этом свидетельствует Гай: «Личный иск имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что другой должен дать, сде­лать, предоставить».

Резюмируя сказанное выше, мы имеем основание утверждать, что право классического Рима, с одной стороны, различало иски на вещь и иски личные, с другой стороны, оно выработало представление о содержании обязательства. Пожалуй, яснее всего оба положения выра­жены у Ульпиана (современника Павла): «Иском на вещь мы истребуем нашу вещь, которою владеет другой; этот иск всегда направлен про­тив того, кто этой вещью владеет… Личный иск имеет место, когда мы судимся с тем, кто обязан в отношении нас к совершению какого-либо действия или к тому, чтобы дать; тот иск всегда направлен против данного лица».

Множественность лиц в обязательстве

Участники обязательства. Простой случай обязательственного отношения, с точки зрения числа его участников, это тот, когда в нем учавствуют один кредитор (creditor – reus stipulandi) и одн должник (debitor – reus promittendi). «Reus»  от слова «res» сна­чала означало учавствующего в деле, т.е. как на активной, так и на пассивной стороне; лишь позднее за словом «reus» сохранилось зна­чение ответчика в гражданском деле, подсудимого – в уголовном деле. «Promittere» значит обещать, принимать на себя обязатель­ство; «stipulari» значит выговорить в свою пользу, притом не только по стипуляции, но и по любому виду обязательства: должник обещает, кредитор «стипулирует».

Но есть обязательственные отношения, более сложные по числу участников: с несколькими должниками, с несколькими кредиторами.

Долевые обязательства. Если предмет обязательства был делим, то, вообще говоря, обязательство дробилось между несколькими уча­стниками. Источники, а именно Кодекс Юстиниана, а еще раньше Павел возводят это правило к законам XII таблиц: «По законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли».

Долевая ответственность действует во всех случаях, когда она зконом или договором не устранена. Nomina ipso iure divisa, так гласит правило. Nomen – буквально имя, запись имени должника в книге римского домохозяина, отсюда nomen – долговое требование, долг.

Ответственность солидарная и множественная. Если желали воз­ложить ответственность на каждого из должников во всем объеме или предоставить право требования каждому из кредиторов во всем объ­еме, то это должно было быть положительно оговорено в сделке (до­говоре, завещании). В таком случае наступала отвественность in solidum (буквально - целиком): каждый из нескольких субъектов обя­зательства обязан был исполнить целиком или вправе был требовать целиком, с тем, однако, что обязательство подлежало исполнению только единожды.

Тут мы имеем дело с той разновидностью совокупных обяза­тельств, которые называются солидарными. В этом отношении солидар­ные обязательства отличаются от другой разновидности совокупной ответственности, при которой наступало умножение ответственности. Например, если несколько человек убили раба, или если несколько человек бросили бревно и задавили раба, то по закону Аквилия (ок.289 г.до.н.э.) имущественная отвественность возлагалась на ка­ждого из соучастников. Это положение, освященное авторитетом ста­рореспубликанских юристов (auctoritate veterum), покоилось на том, что в данном случае ответственность носила штрафной характер. «Ex lege Aquilla quod alius praestitit, alium non revelat, cum sit poena» – «то, что один уплатил по закону Аквилия, не освобождает другого, поскольку речь идет о штрафе, о наказании». То же самое наступает по actio furti при ответственности нескольких лиц, со­вместно совершивших кражу. Эта кумулятивная ответственность была исключением; в других деликатных исках, не носивших штрафного ха­рактера, наступала отвественность не по принципу умножения отвест­венности соучастников, а солидарная.

Обязательства солидарные и корреальные. До сравнительно не­давнего времени толкование источников производилось таким образом, что солидарная ответственность различалась двух видов:

1.  Солидарная в тесном смысле слова, когда удовлетворение, по­лученоне кредитором от одного из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов от должника, погашало обязательство.

2.  Корреальная, когда предъявление иска кредитором к одному из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов к должнику погашало обязательство.

Слово «корреальный» происходит оттого, что источники говорят о «duo rei» или «correi», т.е. о двух участниках или соучастниках обязательства.

При наличии нескольких солидарных (а в отвественных случаях, корреальных) должников говорят о пассивной

←предыдущая  следующая→
1 2 3 4 


Copyright © 2005—2007 «Refoman.Ru»